vihodnoy_47_50 vihodnoy_47_53

(гость номера)

Новый главный редактор популярной в нашем городе газеты “Шанс» Яна Метельская не только рассказала старому главному редактору популярного в нашем городе журнала «Выходной день» о жизни, стиле и работе, но и по ее настоянию примерила на себе изысканный образ первой леди.

НОВАЯ МЕТЛА

«Не замуж, а так…». О жизни

- Есть ли какие-то запретные темы, которых я не должна коснуться в интервью?

- Можешь спрашивать о чем угодно! Если не захочу отвечать — так и скажу.

- Я знаю, что в твоей жизни сначала было много театра — ты пыталась учиться на актрису, потом работала в театре художником-декоратором, а потом вдруг — бац! и журналистика. Что за поворот такой?

- А время такое было. Девяностые… рождалась новая российская журналистика, как кролики плодились частные телеканалы и радиостанции, куда вместо выпускников кондовых журфаков брали молодых да рисковых «ребят с улицы». И артисты, или недоученные артисты, как в моем случае, ценились, поскольку имели навыки сценической речи, поставленные голоса и не боялись камеры. В моем родном Новосибирске тогда многие из «театральных» подались в журналистику. Я же «залетела», когда была в отпуске у родителей в Саяногорске. Там создавалось знаменитое теперь «Радио «Сибирь» и меня со свистом взяли на работу за красивый голос. Я пошла, но не думала, что надолго: «не замуж, а так», как говаривала Наташа Ростова. Была я абсолютной дубиной в профессии, тупо читала новости с листа. Красивым голосом. Но! Прогрессивное начальство хотело иметь  лучших спецов и отправило нас учиться в школу теле- и радиожурналистики ВВС (не военно-воздушных сил РФ, а Британской вещательной корпорации). И потом у меня было много-много разных школ, курсов, стажировок и реальной каждодневной работы, в результате чего и стала журналистом. На радио я оттрубила почти 15 лет.

- Помимо редактирования газеты, журналистики, что ты еще умеешь делать?

- Ничего! Но это и не плохо. У журналиста навыков, на самом деле, огромное количество: умение излагать мысли, упрощать смыслы — мы же описываем весьма сложные вещи простым языком, «увидеть бриллиант в куче дерьма», анализировать, коммуницировать, перерабатывать большие объемы информации. Все это в наше время ценится во множестве профессий. Нет, я, конечно, умею готовить, выращивать огород… но никаких вязаний, шитья и лепки.

- А есть работа мечты?

- Вообще-то, я мечтаю о праздности. По окончании журналистской деятельности. С видом на теплое море.

- Ты понимаешь мужчин? Я совершенно запуталась.

- Хе-хе. Хвалить их надо почаще, вдохновлять и поддерживать их интересы (ну, там рыбалки всякие, игру на гитаре, лыжи, мальчишники). Но это я, скорее, не о мужчинах вообще говорю, а о конкретном мужчине, с которым живешь, которого любишь. Режиссер Отар Иоселиани сказал как-то, что в Грузии не кричат на пьяных мужей, их жалеют и укладывают спать. Вот если этот подход хотя бы попытаться применять в разных жизненных ситуациях, мужчина будет доставлять гораздо меньше проблем)). Проверено.

Тебе все равно, что говорят люди за твоей спиной?

- Да нет, конечно. Однако, сейчас это касается весьма узкого круга лиц. Профессия и какой-никакой жизненный опыт закрепили в  моем сознании две мысли по этому поводу. Обе глубокие и обе не мои: а) «самые страшные люди — это те, которые пытаются понравиться всем» (кто сказал, не помню) и б) «хрен, положенный на мнение окружающих, обеспечивает спокойную и счастливую жизнь» — это Фаина Георгиевна Раневская. Вот эти две фразы я вспоминаю, когда чувствую, что меня начинает беспокоить чье-то мнение.

«Каскадерская» молодость. О стиле

 - Ну, теперь расскажи про свои отношения с одеждой. Что сама носила, носишь, что хотела бы носить. Экспериментировала ли раньше со стилем?

 -  Балдежные майки, свитера, рубахи, джинсы, кеды, гриндерсы (или сапоги без застежек)— вот мой стиль. И вряд ли это уже когда-нибудь изменится. Видишь ли, юность моя была панковской и рок-н-ролльной… я бы даже сказала, «каскадерской» была моя юность, поэтому и одеваюсь я до сих пор соответственно, в этом смысле я — консерватор. Однако к моде, в понимании «высокий стиль», я всегда испытывала интерес. Но, опять же, моими любимыми модельерами всегда были самые «сумасшедшие»:  Вивьен Вествуд, Кристиан Лакруа…

- Может быть, ты и консерватор, но ведь рискнула же сменить стиль с «Выходным».

- Способность рисковать хорошо, на мой взгляд, характеризует человека. Это значит, что, по крайней мере, с ним не будет скучно.

То, что у нас получилось, интересно и познавательно и для меня самой и для ваших читательниц, я уверена. Особенно для тех, кто больше 46 размера. Например, я всегда считала, что с выбором брюк — классических брюк — а они нужны любой женщине, как ни крути (даже мне) — так вот, я была уверена что в Абакане с брюками для нас (крупных девушек) — реальная катастрофа. То, понимаешь, талия низкая, если с талией все в порядке — сто процентов не налезут на пятую точку, а если и налезут, то фиг застегнешь. Кошмар в общем. И каково же было мое удивление, когда брюки из «Ольсен» «сели» идеально. По-правде сказать, лекала у этой одежды изумительные: где надо — скроют, где надо — подчеркнут. Это и к юбкам, и к платьям относится тоже.

- Ну, а как в целом ты себя чувствовала в новом образе? Насколько я понимаю, прическа и мейк-ап для тебя тоже необычны?

- Это да! Девчонки — мастера из «Золотого мандарина» — «три шкуры» с меня спустили, только потом разрешили встать с кресла! Надя изумительно покрасила волосы (на солнце — вообще блеск!). Карина, мне кажется, просто «вылепила» лицо… Хорошо я себя чувствовала (кабы не проклятые каблуки!). Теперь стало очевидно, что деловой стиль можно запускать в свою жизнь. Но ежедневно на работу я в таком образе ходить не буду, не надейтесь! Конечно, же, мне нужна такая стрижка, которая не требует ежедневной укладки (я — женщина занятая) и в состоянии выдержать и ветер, и дождь. В общем, Надя мне такую стрижку и обеспечила. И потом, ты же знаешь, с весны до глубокой осени я предпочитаю передвигаться на велосипеде. А на нем в прическе, макияже и на каблуках… я буду как сильно повзрослевшая Ассоль в ожидании алых парусов. Меня, чего доброго, полиция останавливать начнет.

- У тебя нет звездной болезни?

- Чтобы иметь звездную болезнь, нужно быть звездой. Звезда -  это человек, известный в ооооочень широких кругах и привлекающий к себе повышенное внимание, всех от мала до велика. Это не я. И слава богу.

«Все будет хо-ро-шо!» О работе.

 - Ты видишь себя главредом «Шанса» через 10 лет?

- Через 10 лет я должна буду выйти на пенсию. Я вижу, что по-прежнему будет «ШАНС». Разговоры о смерти бумаги, на мой взгляд, сильно преувеличены. Тем более, в наших, провинциальных, в хорошем смысле, палестинах, чтение бумажных газет все еще является важной потребностью и даже обязательным ритуалом. Это я вам говорю, опираясь на соц.исследование.

Где ты находишь нужных профессиональных людей?

Они, к счастью, уже найдены! Мне, слава богу, досталось прекрасное «наследство» — это касается и сотрудников, и отлаженных механизмов работы редакции. И пока в «ШАНСЕ» работают Игорь ЧИГАРСКИХ, Ира НИЧКОВА, Саша ЛАНКОВИЧ, Эля ТОДИНОВА, Оля ЖЕРНАКОВА, Костя АНИКИН, Витя МЕЛЬНИКОВ и все-все-все, в том числе и наши замечательные внештатники, все будет хо-ро-шо! Для читателя в первую очередь. Но и для неизвестных пока миру талантов наши двери всегда открыты.

— Были ли вещи, о которых в газете «ШАНС» не могли писать или не сможете…

- Есть ли запретные темы, ты имеешь в виду? Насколько я знаю, от предыдущего главреда Леши КИРИЧЕНКО, а он в «ШАНСЕ» 15 лет проработал, никаких табу в газете никогда не было. Собственно, «ШАНС» этим, не в последнюю очередь, и славится вот уже 23 года.

Другое дело, что не всякие истории мы печатаем, это правда. Но читатели должны понимать, что решение «печатать — не печатать» не означает — смельчак «ШАНС» или трус. Сто человек, например, могут поклясться, что условный чиновник Петров — ворюга, но пока мы не найдем этому документальных подтверждений, о какой публикации может идти речь? «Так задача журналиста в том и состоит, чтобы расследовать преступления и предавать огласке», — скажете вы и будете правы. Но давайте, дорогие сограждане, смотреть правде в глаза: жизнь изменилась. Получение информации законным путем — теперь зачастую труд бессмысленный и беспощадный. Поверьте, мне есть с чем сравнивать. Почему? А потому что власть журналистов не шибко-то и боится уже, приходится признать. Напугали ежа! Большинство СМИ и так на государство работают — какую картину мира сверху нарисуют, такая и будет (надеюсь, когда-нибудь, бог даст, за это будет стыдно всем причастным).

Поэтому не подконтрольному меньшинству — вроде нас, все сложнее и сложнее работать. С другой стороны, чем сложнее, тем интереснее!

- А что от властей в «ШАНС» никаких «указиловок», рекомендаций, договоренностей не поступает, что ли?

- Были, были попытки, насколько мне известно. Но редакционная политика «ШАНСА» по отношению к такого рода «сотрудничеству» сложилась давным-давно и до сих пор остается неизменной. Выслушать-то мы выслушаем, но сделаем так, как считаем нужным и правильным.

- Ну, а учредители «ШАНСА» влияют на политику редакции? 

– Нет. Не верите? А придется. Нет у меня другого ответа для вас.

Вообще, главная задача любого нормального инвестора, стремящегося к успеху, — нанять правильных людей, которые справятся с поставленными задачами. Ну, не инвестор же должен думать, в самом деле, как сделать газету интересной и популярной? А как говорил управленческий гений современности Стивен ДЖОБС, «мы нанимаем толковых людей, нет для того, чтобы указывать им, что делать. А чтобы они говорили, что делать нам». Вот, по моим оценкам, учредители «ШАНСА» мыслят в том же направлении. А команда в «ШАНСЕ» толковая, без сомнений.

- Что будешь нарушать при редакторстве?

- Трудовую дисциплину планирую летом нарушать. Если в этом году опять будет пекло, пойдем на травку под деревья с ноутбуками работать. Поставим штендер «Выездная редакция «ШАНСА». Можно, кстати, у мэрии города устроиться — там и фонтан, и бесплатный вай-фай.

- Тебе не кажется, что главный редактор — это продукт, подверженный износу, и его надо менять, т. е. это ролевая профессиональная функция.

- Конечно же, да! Менять, к чертовой матери, как только технологически отстал от жизни. Как только устал и потерял интерес, а это очень вероятно, учитывая эмоциональную насыщенность нашей работы. Бывает и наоборот: редактор развивается стремительно и не хочет больше быть столбовою дворянкой, а хочет быть владычицей морскою. Тогда тоже нужно менять. Ты права, редактор — профессиональная функция, эффективная лишь до той поры, пока эффективен коллектив под его руководством. Когда-нибудь что-то из вышеперечисленного случится и со мной, но пока сил полно и желание продолжать делать популярнейшую газету на высоком уровне, сохранить хороший стиль  — тоже.

Не страшно?

Ну, совсем ничего не боятся только круглые дураки. Понятное дело, опасения есть. Но я даже не в одиночку собираюсь «горы двигать». У нас, повторюсь, отличная работоспособная команда. И я — только ее часть.

- Что главный редактор информационно-политической газеты пожелает читательницам глянца «Выходной день»?

-  Почаще удивлять окружающих и саму себя. И жизнь станет менее обычной, девчонки!

 

 

Выбор редакции: горячие новинки и открытия лета. Новое, нужное, лучшее.

Итальянская бижутерия острова Мурано — это стильные качественные украшения, свежие и актуальные тренды в мире моды. Европейские дизайнеры и мастера реализуют свои самые смелые идеи при создании уникальных работ из стекла. В бутике «OLSEN» всегда представлены лучшие образцы этих изделий.

_MG_4131 _MG_4115

 

проголосовать ЗА   рейтинг: 0   пожаловаться

Оставить комментарий

(обязательно)

(обязательно)

Вы можете использовать следующие теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>